Максим Стрибный (mc_masters) wrote in beslan_bezslov,
Максим Стрибный
mc_masters
beslan_bezslov

Интервью с Ириной Родниной

Ирина Роднина:
Мы живём в этой стране и нам в ней что-то менять, а не правительству


Досье
Ирина Константиновна Роднина. Родилась 12 сентября 1949, российская спортсменка, выпускница Государственного центрального ордена Ленина института физической культуры (1974), заслуженный мастер спорта (1969).
Чемпионка XI, XII и XIII зимних Олимпийских игр в Саппоро (1972), Инсбруке (1976) и Лейк-Плесиде (1980),
мира (1969-78),
Европы (1969-78, 1980),
СССР (1970-71, 1973-75, 1977)
в парном фигурном катании на коньках
(в 1968-72 с А. Н. Улановым, с 1973 с А. Г. Зайцевым).
Ирина Роднина работала в ЦК ВЛКСМ, старшим тренером «Динамо», преподавала в Институте физической культуры. Заслуженный тренер СССР.
С 1990 тренер в Международном центре фигурного катания (Лейк-Эрроу, близ Лос-Анджелеса, США).
Награждена орденами Ленина (1976), Трудового Красного Знамени (1972), Бронзовым Олимпийским орденом МОК (1981), “За заслуги перед Отечеством” III степени (2000).
Родилась и живет в Москве. Ведущая телевизионной программы "После пьедестала", президент общественной академии спортивных достижений "Слава".
Член Совета при Президенте РФ по физической культуре и спорту, Президент общества "Ледовый клуб Ирины Родниной", Председатель Центрального совета ВДО «Спортивная Россия».
В составе группы «Спортивная Россия» посетила детей, пострадавших в Беслане.
Имя Ирины Родниной занесено в Книгу рекордов Гиннеса. По опросам ведущих спортивных изданий она признана величайшей спортсменкой ХХ века.


- Хотелось бы начать с Вашей поездки в Беслан. Каково Ваше личное участие в ней?
- У нас было не личное, а коллективное участие, в рамках «Спортивной России» – это общество молодое и новое – была организована поездка ведущих спортсменов и тренеров вместе с Единой Россией в Беслан. Там были также и депутаты Госдумы и Вячеслав Фетисов – руководитель федерального агентства. Перед поездкой мы обзвонили все 6 школ, переговорили с директорами, попросили от них список. Что же касается помощи, то это была спортивная форма, спортивный инвентарь, которые доставили в Беслан МЧС. Мы тоже летели туда самолётами МЧС. В поездке принимали участие такие люди, как Вячеслав Фетисов, Александр Карелин… достаточно большая команда. Мы там разделились на 3 группы, чтобы побывать во всех 6 школах. Посетить всех каждый из нас не успевал, но по 2 школы каждый смог посетить.

- А сколько вы пробыли в Беслане?
- Мы там были 1 день. Утром прилетели, посетили кладбище, отдали дань погибшим, встретились со старейшинами, а потом посетили школы. Дети подготовили нам очень большую программу, они нас ждали, хотя у нас там получались небольшие накладки по времени. То есть в каждой школе была программа, где они показывали свои спортивные достижения. Были встречи сначала в спортивном зале, потом мы уходили в актовый зал или классы, задавали много вопросов, особенно нашим футболистам.

Вообще там, в Беслане 3 направления, по которым работают спортивные школы: это борьба, бокс и футбол. Костя Цзю подарил свои перчатки с автографом школе боксёров. Александр Карелин потом позже привёз ковёр для школы борьбы. Сейчас для футболистов сделано совершенно современное поле с искусственным покрытием в новых школах. Надо сказать, что нам оказали достаточно тёплый приём. А сейчас, в конце сентября мы снова едем туда вместе с депутатами Единой России, хотим сделать то, что не успели сделать в прошлый раз.

- Я заметил, вы часто проводите различные акции против наркотиков, против терроризма. Это программа, которая реализуется в рамках «Единой России»?
- Есть такая организация «Спортсмены России против террора». Руководитель этой организации Лариса Латынина. Здесь мы пытаемся объединять наши усилия против мирового терроризма.

- Более 1 млн. итальянцев вышли на улицы своих городов, узнав о трагедии в Беслане. У нас в России сочло это своим человеческим долгом значительно меньшее число людей. Как Вы считаете, почему?
- Я считаю, что это не совсем так, потому что все дети, которые пострадали, практически на протяжении всего года получали отличную медицинскую помощь, побывали во многих городах, отдыхали и проходили реабилитацию, особенно в странах Прибалтики реализовывали такую программу. Поэтому я не хотела бы так говорить. Другой вопрос, что правильно говорит Президент. Не получилось ли так, чтобы это был просто взрыв негодования, у которого не стало бы продолжения. Мы обещали, что будем обязательно продолжать работать, приезжать, привозить спортсменов, привозить спортивный инвентарь. Наверное, сейчас главное, как я думаю, человеческое внимание. Нужно делиться нашими навыками, особенно если мы там будем проводить мастер-классы и встречи со спортсменами и продолжать в такой очень интересной форме работать.

- В этом году многие стараются подключаться к работе в Беслане, организовывают митинги памяти и скорби, различные мероприятия. Как вы считаете, может ли эта трагедия помочь нам отказаться от своих политических амбиций и объединиться?
- К сожалению, политические амбиции присутствуют, и многие такие акции используют как саморекламу. К сожалению, это есть, но, вероятно, такова природа человека. Сколько веков существуем, столько и боремся. Да, это колоссальная, жуткая трагедия произошла в Беслане. Но рядом с Бесланом есть и другие города, где дети тоже нуждаются во внимании, и там тоже очень неспокойно, там горячие точки. Вот, буквально вчера было объявлено, что в Карачаево хотели одну из школ захватить и взорвать. Мне кажется, что не совсем правильно, что мы будем всем миром беспокоиться только об одном месте, а других игнорировать, потому что это тоже вызывает определённый антагонизм. Рядом, в Ингушетии, совсем не в лучшем состоянии находятся школы, и моральный климат там тоже не совсем здоровый. То же самое можно сказать и про Дагестан. Дело в том, что в последнее десятилетие на юге накопилось много проблем. И самое лучшее – это вкладывать средства в работу с детьми в обычных и спортивных школах.

Если исторически посмотреть, то у нас, например, в Грозном, в своё время, была замечательная школа гимнастики, у нас там были сильные лёгкоатлетические школы. Нужно восстанавливать не только этот процесс, но и самое главное, готовить специалистов. 15 лет там идёт такая большая или малая война и нет специалистов. Надо туда не просто присылать профессионалов, но из них самих готовить специалистов. И я считаю, что такие программы должны брать на себя местные власти: посылать учиться в вузы нашей страны, особенно в южные, например, в Волгоград, где готовят специалистов именно по этим видам спорта.

- Ещё Владислав Сурков говорил, что враги суверенитета и целостности России преследуют такую цель: отколоть Юг России от её центра. Преследуют ли террористы те же цели?
- Я думаю, что это ещё исторически был всегда не очень спокойный регион. Как Югославия в Европе, так и у нас Юг России. Как правило, проблема возникает, когда нет работы, когда ей нечем заняться - даже те трагические события, которые были недавно в Астраханской области. Один из первых показателей – у молодёжи нет работы. У нас очень большой процент молодёжи без работы, особенно в регионе. Надо создавать рабочие места, создавать такие условия, чтобы люди там нормально жили.

- А в партии Единая Россия есть какие-то определённые программы по работе с такой молодёжью?
- Я не член партии Единая Россия. У «Спортивной России» есть договор о совместном сотрудничестве. И какие-то акции мы делаем совместно с акциями Единой России. Мы используем их возможности, и они нас привлекают, потому что у нас всё-таки 86 регионов. «Спортивная Россия» - это достаточно большая организация, и в то же время многие мероприятия мы проводим вместе с Единой Россией.

- Личный вопрос. Ваша дочь, как Вы уже говорили, учится в Америке, увлекается журналистикой, политологией. Каково её отношение к трагедии в Беслане?
- В Америке я больше всего столкнулась с тем, что там на любую трагедию, которая происходит в мире, реагируют очень быстро и массово. У меня есть один пример. Когда происходили жуткие события в Сербии, показали семилетнего мальчика, который практически потерял зрение. Уже через неделю этот мальчик был в американской семье. Эта семья взяла его на воспитание, потому что его родители погибли. Ему уже сделали несколько операций, которые частично возвратили ему зрение. И таких примеров очень много. Мы часто показываем, как идёт адаптация наших российских детей, как с ними там погано обращаются. Есть и такие моменты. Но есть и такие случаи, когда к нашим детям относятся лучше, чем к родным. А у нас в России у половины бездомных детей есть родители, у нас очень большое количество осуждённых детей, родителей, лишённых своих прав, детей, которые находятся в приютах. И в этом случае у людей тоже должны быть определённые гражданские позиции. Там, в Америке, относятся к этому так, как к этому должны относиться нормальные люди. То есть не просто перечислять средства, которые потом могут пропасть… Я уже не говорю о тех миллионах, которые были перечислены в фонд Беслана. Когда мы приехали, это был декабрь месяц, когда мы передавали нашу спортивную форму, нам сказали, что мы одни из первых, которые сами привезли передать что-либо лично из рук в руки.

- Удалось ли Вам связаться с организацией «Матери Беслана»? Также прошу Вас прокомментировать появившееся вчера в оппозиционной прессе заявление о том, что они обвиняют в случившемся Владимира Путина.
- Мы с ними не связывались. И обсуждать этих женщин мы не будем. Они испытали такое горе. Это горе на всю жизнь. Даже если найдут виновных, может быть, им и станет на несколько минут легче. Но этим детей не вернуть. Это их горе, поэтому очень часто их поступки спонтанны и эмоциональны.

- Вы знаете, что 3 сентября была годовщина трагедии в Беслане. Во всех городах проводились дни скорби по погибшим. Сейчас день 3 сентября объявлен официально Президентом днём траура по погибшим тогда в Северной Осетии. Также многие молодёжные и общественные организации проводили различные мероприятия, посвященные этой дате. В том числе был организован митинг молчания «Без слов», который прошёл здесь, в Москве на Васильевском спуске. Поможет ли эта акция объединиться всей России?
- Это хорошо, что сейчас идёт такой процесс единения. Раньше был период, когда мы не знали, кто мы и что мы. И каждый выживал в отдельности. Кто-то выдерживал это. Мне кажется, страна пережила огромное испытание, испытание годами. Но уже прошло время того поколения, которое считало, что их страна – это Советский Союз. Сейчас уже появляется поколение, которое понимает, что их страна – это Россия. Была дыра в 10-15 лет, когда мы не особенно понимали, в какой мы стране, что такое СНГ, под каким мы гимном, кто мы. Часто обвиняли Россию в том, что она ведёт неправильную политику по отношению к нашим ближним соседям. Какая политика может быть, когда у большинства из нас есть родственники во всех этих странах? Здесь тоже все шаги должны быть очень продуманными. И не все вопросы решились. Это был очень сложный момент решения, в какой стране оставаться жить. Ведь до сих пор многие не имеют гражданства ни там, ни здесь. Хотя и были различные моменты, но всё-таки это разделение прошло достаточно мирно. Однако оно всё равно больно резало, резало целые семьи. Поэтому любые акции, которые призывают к объединению, к пониманию того, кто мы есть, какую страну мы представляем, чем мы должны гордиться, а чего должны гнушаться, очень полезны.

Но с другой стороны, мы должны больше обращать внимание с кем мы рядом, кто рядом с нами. Возникает вопрос: как в таком маленьком посёлке в Беслане могли не заметить 30-40 человек? Там всего-то одна дорога. Поэтому наше внимание, оно должно быть чуть-чуть больше: с кем мы рядом, кто рядом с нами, потому что мы часто безразличны. Например, когда произошёл первый взрыв в Москве, меня поразил один случай. Моя квартира находится в бывшем доме генштаба. Там живут все отставные и пенсионеры, бывшие начальники 70-х, 80-х годов. Жёны наших военачальников тут же подняли коменданта дома, с ним обошли все чердаки, проверили все двери, потому что эти люди прожили войну и они знают, как с этим бороться. А мы очень часто не знаем, кто у нас рядом на лестничной клетке живёт. Поэтому это всё и происходит. Из-за нашего невнимания могут пострадать очень много людей, пока всем кажется, что всё это происходит где-то там, но со мной это не произойдёт. Произошло в Москве, произошло в Беслане, и сколько это должно ещё продолжаться? Наша реакция должна быть иной. Не просто спрашивать с правительства: что правительство? «Вот приедет барин, барин нас рассудит». А до «барина» хоть потоп, хоть заморозки, хоть ещё что-то: меня это не касается. Нам нужно понять, что мы живём в этой стране и нам в ней что-то менять, а не правительству. А когда основная масса инертна, а активность проявляет лишь какой-то небольшой процент, то всё равно любые законы, любые действия они уходят в песок.

- И напоследок Ваши пожелания читателям нашей газеты, а также молодёжи с активной гражданской позицией, которые хотят сделать Россию лучше.
- В первую очередь молодёжь должна понять, что всё, что она делает, она делает для себя. Наши родители, к сожалению, всё время жили светлой мечтой о будущем, что их дети будут жить лучше. Хватит нас уже кормить обещаниями! Наверное, мы уже не умеем, не можем что-то сделать, предпринять. Но вам жить здесь. Поэтому важна ваша активная позиция, участие в выборах и, знаете, не просто выбирать. Вот, например, смотрю я на Жириновского – рядом с ним куча молодёжи. Ну, как этот клоун, политический клоун вызывает такую реакцию у молодёжи? Мы тоже должны смотреть, кого мы выбираем, кого мы хотим видеть у власти, кто может реально руководить деревней, городом, страной, а не просто быть известной, эпатажной личностью. Это должны быть люди эрудированные, имеющей экономическое или юридическое образование. Я была кандидатом на выборах в Госдуме, и просто поразилась безграмотности нашего населения. Люди не понимают, какие цели, функции и обязанности должны быть у депутата Госдумы и у депутата какого-то местного собрания. Поэтому пугает сейчас эта политическая безграмотность населения и слабые гражданские позиции. Надеюсь, что у вас всё получится.
Беседовал Максим Стрибный
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments